18+ У нас на третьем этаже жил мужик. В советское время он получил специальность бармена. В те годы это было очень круто и доходно. Мужик прекрасно разбирался в сортах алкогольных напитков, умело делал красивые коктейли, но бутылками в воздухе не вертел, считая это «жонглёрством», не имеющим ничего общего со своей профессией.

Но каждая медаль имеет свою обратную сторону. Взлёт и посадка. Восход и закат. У нас «ВЫКЛ» у них «ВКЛ» Наступила эпоха перестройки, началась борьба с пьянством и алкоголизмом. Помнится, тогда алкоголизм победил. Победил он и нашего бармена. Сначала профессия стала невостребованной, потом когда «зелёный змий» одержал победу над указом Генерального Секретаря, возраст не позволял трудоустроиться по специальности.

Сейчас поехать куда-либо отдохнуть нет никаких проблем — к вашим услугам авиакомпании, поезда двухэтажные, круизные лайнеры, экскурсионные автобусы или автомобиль. Нет личного авто – бери напрокат. Любой каприз за ваши деньги. Но в том и судьба, что все пути перед тобой открыты, а денег на дорогу — нет. Не всегда, конечно, но бывает так, что весь год копил на отпуск, потом посмотрел цены и понял, что не устал.

Но отдохнуть всё-таки хочется, тупые корпоративы в течение года с обильными возлияниями и последующей амнезией, это всё же напоминает больше попытки суицида, нежели отдыха. Конечно, каждый отдыхает по своему, кому-то хорошо на природе возле мангала под громкую, похожую на месть соседу с перфоратором, музыку из багажника. А кто-то любит рыбалку и грибы.

18+ «Как же тут жить по-человечески, если каждый Год какой-нибудь твари» — вздыхал Вова Лягушинский, наряжая искусственную ёлку, найденную ещё в прошлом сезоне на вершине бункера в одном из дворов. Она торчала там как зелёная заноза, а не снятая с неё макушка олицетворяла средний палец, как бы говорящий прежним владельцам: «Умираю, но не сдаюсь!»

И вот, наш старый знакомый бомж-интеллигент, обитатель местного полигона Вова Лягушинский вдохнул в ель вторую жизнь, наряжая её невесть, где взятым «дождиком», мишурой и несданными в цветмет алюминиевыми банками, подвешивая их за канцелярские скрепки. В творческий процесс вмешался работник свалки, обходивший территорию, он всегда поздравлял Вову с каким-нибудь праздником с примесью низкопробного юмора.

18+ Узнав, что в районе скоро откроют новую станцию метро, да и вообще тут всё сильно изменилось, наш старый знакомый обитатель местной свалки Вова Лягушинский решил пройтись по территории новостроек и оценить масштаб изменений. Последний раз он помнил огромный котлован длинной чуть ли не в километр, в котором трубы неимоверного диаметра распирали стены, защищая их от обрушения.

Путь был неблизкий, полигон, на котором «квартировал» Вова, был закрыт в прошлом году, и ему пришлось отъехать на «ближнюю дачу» — так он называл соседнюю свалку в Тупеево. Она с радостью приняла не только Вову, но и весь мусор, который ранее «хоронили» на прежнем, ныне закрытом полигоне.

18+ Прогуливаясь в начале октября по окрестностям Тарасовки, наш старый знакомый «картонный царь» бомжей Вова Лягушинский вдруг почуял своим острым обонянием аптечный запах. Лекарствами здесь и раньше несло как от фармацевтической фабрики, в которую попал метеорит, но тут было другое. Держа нос по ветру, Лягушинский шёл на запах как охотничья собака.

Заметив странноватых людей, явно пытающихся спрятать то, что по идее должно быть реализовано через аптечную сеть, Вова затаился, втягивая ноздрями воздух в надежде уловить в нём знакомые молекулы из формулы C₂H₅OH, которую он помнил ещё со школы как таблицу умножения. «Похоронная команда» торопилась, что косвенно указывало на признаки состава преступления в их деяниях.